Инициатива выхода из ЕАЭС и пожизненное правление Сержа Саргсяна. Есть ли тут связь?

12/09/2017 schedule12:32

Вчерашний старт второй сессии Национального собрания шестого созыва не вызвал большого ажиотажа в политической жизни республики. По сути, вообще никакого ажиотажа не вызвал. Повестка для политической жизни нашей страны остается чрезмерно скудной, и тому есть несколько причин. Во-первых, невозможно по-прежнему заполнять повестку фальшивыми и надуманными процессами. Сосредоточить на них внимание общественности, создать видимость, что во внутриполитической жизни страны что-то происходит, а потом – в самый решающий момент – преподнести сюрприз.

Как правило, на каждом таком этапе граждане РА убеждались, что происходящие процессы были постановкой, и с каждым разом все больше разочаровывались. В отличие от этой политической традиции, сформировавшейся в Армении в недалеком прошлом, сейчас все более определенно, более ясно и незатейливо.

И выходит, что мы вступаем в политическую осень с двумя вопросами повестки: предложение фракции «Выход» о начале процесса прекращения членства РА в ЕАЭС и вопрос о том, кто станет премьер-министром РА, то есть отныне – и первым лицом страны, после апреля 2018-го года, когда закончится второй срок правления Сержа Саргсяна. Причем первый из этих двух вопросов в определенной степени также политический вопрос, а второй – вопрос, формально касающийся только РПА.

Потому что, как вчера в беседе с журналистами правильно сформулировал лидер ППА Гагик Царукян, в прошедших парламентских выборах люди по различным мотивациям отдали свои голоса РПА, тем самым до 2022 года вручили управление страной этой партии. А кого РПА сочтет подходящим на эту роль – это уже внутрипартийная проблема.

С другой стороны, этот вопрос и предложение «Выхода», содержащее также внешнеполитический элемент, взаимосвязаны и формируют единственную внутриполитическую повестку РА.

И хотя повестка одна, а число политических игроков строго ограничено, комбинации, возможные в процессе ее продвижения, довольно разнообразны. Например, если «Выходу» удастся получить общественную поддержку в вопросе инициативы о выходе из ЕАЭС, он сможет превратить ее в конкретное действие, что пошатнет позиции РПА. Это будет означать, что оценки граждан, отдавших свой голос РПА, изменились, и они больше не поддерживают власти, сделавшие Армению частью ЕАЭС. А такая констатация не может повлечь за собой политических последствий.

Правда, принято считать, что позиция населения РА всегда будет в пользу ЕАЭС, однако данные опроса, опубликованного вчера Аналитическим центром глобализации и региональных исследований, показывают, что это слишком преувеличенное убеждение. По крайней мере, согласно результатам этого опроса, настроения общественности находятся на границе между ЕАЭС и Европейскими интеграционными направлениями, а также не так уж и однозначно, что граждане РА безоговорочно доверяют России и безопасность и процветание страны связывают с ней.

Так что, несмотря на мнения, что инициатива «Выхода» - это очередная и обреченная инициатива, у нее есть более чем реальные шансы внести реальные изменения в стране.

На повестке общественной жизни Армении не осталось сферы, недовольство в отношении которой политические силы не попытались бы сделать основой для политический изменений. Жизнь показала, что «симпатия» к правящей партии гораздо больше, чем недовольство несправедливостью и другими проблемами.

Вопрос о выборе-невыборе Арменией геополитических полюсов ни одна политическая сила просто не ввела в повестку дня. По крайней мере, в парламенте таких обсуждений не было. Все оппозиционные и неправительственные силы в Армении сегодня солидарны в одном вопросе: требование о смене власти в Армении прежде должно сформироваться в обществе, а затем – передан соответствующий заказ политическим силам. Пока такого процесса не существует, разговоры о смене власти или недопустимости воспроизводства Сержа Саргсяна останутся в рамках досужих бесед.

Причем вопрос, станет ли Серж Саргсян премьер-министром, или РПА назначит на эту должность другого, имеет скорее эстетическое значение, чем политическое. Безусловно, с оставлением Саргсяна переход в ряды Казахстана, Узбекистана и Туркменистана вызовет намного больший дискомфорт.

И получается, что инициатива «Выхода» об изменении внешнеполитического курса Армении, принятого Сержем Саргсяном, может стать единственной основой для смены власти в Армении в обозримом будущем. Будем надеяться, что политические дебаты по этому вопросу будут смелее, чем прежде, потому что, в конце концов, нам, гражданам РА, действительно требуются серьезные обоснования, аргументы и контраргументы о том, что на самом деле потеряет и что выиграет Армения при выходе из российского интеграционного объединения или российской системы безопасности.

Տպել
2314 դիտում

Продолжит ли свою деятельность «Арагил», действовавший под патронажем Риты Саркисян

В Национальном центре по борьбе с туберкулезом новый директор

Выстрелом противника убит военнослужащий

В Гюмри откроется органная школа

Еще не определился: поддержит ли Кочарян РПА или создаст свою силу

848 343 избирателя в Ереване: полиция опубликовала итоговые списки

Границу Грузия-Армения пересекают 5 новых мусоровозов «Санитек»: Сурен Папикян

Квартира у Эйфелевой башни за 2,6 млн евро: сыновья Гагика Хачатряна в Париже

Армения и Конго хотят развивать многостороннее сотрудничество

Грязная кампания – с применением технологий грязного и черного PR: политолог

Скончалась мать кандидата в мэры Еревана: Гаспарян не будет участвовать в кампании

Лица, не имеющие гражданства РА, также смогут участвовать в выборах

В Ереване попал в аварию сын бывшего депутата НС Гагика Мхеяна

Первое заседание в НС по факту нарушения конфиденциальности телефонных разговоров

Сегодня и завтра в Армении ожидается дождь с грозой, усиление ветра

Выставка-продажа ручных работ сирийских армян в Ереване

Бако Саакян, Никол Пашинян и военные в компании медведей в Арцахе (видео)

Голосовавшие за Пашиняна сделали это не для ГД: это было требование народа

В Армению прибудут родственник Керкоряна и ректор Калифорнийского университета

Когда игроки в оппозицию составляют большинство