За 2 года мы научились разрушать страну, 23 года не можем ее построить. Мэр Алаверди

Накануне исполнилось 100 дней правления главы укрупненной общины Алаверди Сасуна Хечумяна. «Айкакан жаманак» беседует с главой укрупненной общины Алаверди Сасуном Хечумяном о работах, выполненных и невыполненных за эти 100 дней.

- Господин Хечумян, какими были 100 дней правления?

- Рабочими.

- Прежние мэры Алаверди руководили только одной общиной – Алаверди, после укрупнения на Вас была возложена ответственность руководить еще 5 общинами. На что Вы потратили 100 лет правления?

- Поскольку укрупнение предполагало также процессы реструктуризации и серьезную работу с правовыми документами в связи с ликвидацией и формированием новой общины, решениями совета старейшин и законодательными процессами, мы провели эти 100 дней за работой именно в этих направлениях, не забывая и о своих обязательных полномочиях, возложенных на нас законом об ОМС – вывоз мусора, организация коммунальных услуг и не только, независимо от того, что мы были в процессе реструктуризации, мы были обязаны сделать так, чтобы жизнь укрупненной общины не пострадала. Все сотрудники общин, входящих в состав укрупненной общины, на 10-е ноября были уволены, заключение договоров с ними, паспорта должности и пр. Перед нами стояла серьезная документальная работа, невидимая для народа.

- Господин Хечумян, кроме указанного Вами документооборота, были и текущие работы – Новый год, зимняя защита, областная и культурная жизнь. Что было сделано по этой части?

- Вы верно отмечаете, ко всему этому добавились проблемы зимней защиты, праздничные мероприятия, приведение города в праздничный вид, и ты обязан успеть за месяц, поскольку ты обязан… Но самый важный и серьезный вопрос – мы должны были успеть составить и утвердить бюджет на 2018 год. И вместе с этим – визиты в общины, встречи с населением. Мы только-только собирались перевести дух.

- Вы представляли себе, что при вступлении в должность мэра новым законом об ОМС и укрупнением на вас будет возложено столько вопросов?

- Прежде чем стать мэром, я 15 лет был государственным и муниципальным служащим, 14 из них – в мэрии Алаверди. Я также являюсь членом коллегии министерства территориального управления и развития, то есть укрупнение не было для меня новостью, мне было хорошо известно о правовых и документальных нюансах.

- Господин Хечумян, что Вы выяснили в ходе визитов и встреч в течение 100 дней? Выявили ли основные проблемы, требующие немедленного решения?

- Мы не устанавливали в мэрии дня приема. Не то чтобы не координировали нашу работу, просто хотим сделать так, чтобы житель встречался с нами тогда, когда ему удобно – конечно, по предварительному согласованию. Мы выбрали политику открытых дверей. Проблем множество –очень много. Неверно было бы выделять, все они по очереди требуют решения.

- В любом случае, каковы актуальные проблемы?

- Проблем так много, что думаешь об их первоочередности. Я не собираюсь привозить в Алаверди подводную лодку, если нет даже корабля… Для меня самый важный вопрос – изменить подход нашего населения к общине и государству. Требуется смена менталитета. Житель должен любить свою общину, заботиться о ней, не сорить, пытаться решать проблемы и самостоятельно. Я хочу, чтобы житель смотрел на свой город глазами владельца. Как получилось, что за два года мы научились разрушать страну, научились уклоняться от налогов, стали потребителями, но за следующие 23 года нам не удается научиться ее строить, стать из потребителя производителем… вот здесь у нас есть проблема, которая со временем решится.

 

- На последних выборах мэра криминал не был активным, после выборов криминал как-то повлиял на Вас или на жителей Алаверди?

- Муниципальное управление и уголовный мир очень далеки друг от друга. Не мне оценивать, криминальный город или нет. Для меня Алаверди не криминальный, а культурный и спортивный. На самом деле Алаверди очень далек от криминального. Я работаю в порядке, установленном законом, следовательно, ничто не может помешать мне работать.

- Мать Алавердци Ваагна, считающегося криминальным авторитетом, сказала в беседе с СМИ, что после ареста ее сына в Алаверди участились квартирные кражи, что на это скажете?

- Честно говоря, я впервые слышу, что квартирные кражи в Алаверди участились. В Алаверди все спокойно. По правовым вопросам прошу обращаться в правоохранительные органы.

- Как Вы оцениваете деятельность Алавердци Ваагна?

- Я не могу дать какой-либо оценки.

Интервью опубликовано в номере газеты «Айкакан жаманак» за 24-е февраля.

Տպել
1187 դիտում

Маловероятно, что Путин посетит Армению до конца года. Ответ РФ на заявление МИД РА

Премьер, директор СНБ и начальник ССС будут приглашены в Следственную комиссию. Костанян

Никол Пашинян встретился с председателем комиссии Африканского союза Мусой Факи

Никол Пашинян и Мишель Аун обсудили вопросы дальнейшего развития армяно-ливанских отношений

Глава правительства принял участие в мероприятии, организованном Программой развития ООН

Высокий уровень доверия между Арменией и Ираном: Хасан Рухани - Николу Пашиняну

Одержимость внеочередными выборами НС – бомба под внутренней стабильностью РА. Ашотян

Абоненты Ucom продолжат пользоваться тарифом 15 драмов/МБ при роуминге в Грузии и еще 41 стране

Кассационный суд принял к производству жалобы защитников интересов Кочаряна

Азербайджан должен отказаться от неуважения к переговорам. Речь Пашиняна в ООН

Банк ВТБ (Армения) не пользуется посредническими услугами третьих лиц

200 машин скорой помощи: подарок правительства Китая армянскому правительству

Ситуация в Армении – не просто смена правящей власти. Идем на новые выборы

Владимир Путин посетит Армению с официальным визитом. Балаян

16-летний турок, пересекший армяно-турецкую границу, освобожден, дело закрыто

Министр культуры присутствовала на открытии выставки «Армения» в музее Метрополитен

Выборы показали, что контрреволюции не будет, остался один путь – переворот. Политолог

Манвел Бадеян отозван, Сармен Багдасарян назначен послом РА в Кувейте

Гегам Гарибджанян отозван с должности посла РА в Объединенных Арабских Эмиратах

Мой сын не подвергался насилию, он очень доволен: отец турецкого нарушителя – в Армении