Время отделять зерна от плевел: почему общество, жаждущее реформ, принимает их в штыки

05/03/2019 schedule20:24

 А вы заметили, как много в Армении «национальных ценностей»? Направо и налево, куда ни глянь – всюду «национальные ценности». Скажем, в советские годы кто-нибудь отхватил от бюджета солидную сумму и установил в саду или на обочине дороги какую-то безобразную металлическую конструкцию под видом памятника – всё, трогать нельзя, это национальная ценность. А кто-то другой построил в Ереване какое-то стандартно-квадратное жилое здание – тоже национальная ценность (и на фасаде здания обязательно должно быть написано, что построил его такой-то архитектор – тоже национальная ценность). Кто-то «подцепил» спонсоров и снял дурацкий фильм: всё, национальной ценностью теперь является не только фильм, но и его авторы – все по отдельности. Кто-то занялся шоу-бизнесом и открыл студию (неважно, как он ее назвал): всё: теперь национальная ценность и он сам, и его творения… Потому что, понимаете ли, они все это делали не для себя, а для народа (и помыслить не смейте, что это просто бизнес). Следовательно, трогать их никто не вправе, и государство обязано всех их хранить и оберегать. И это касается всех сфер. Знаете, сколько таких «национальных ценностей», скажем, в общественной телекомпании или на радио, считающих себя неприкосновенными, потому что, скажем, в далеких 60-х сфотографировались с Кочиняном или сделали репортаж из туннеля Арпа-Севан. Ереванский государственный университет – тоже национальная ценность, а, следовательно, трогать его нельзя (неважно, что среди 300 лучших вузов мира нет не только ЕГУ, но и ни одного другого армянского вуза; зато есть азербайджанский). Не хватало только, чтобы и сети супермаркетов в Армении провозгласили себя национальными ценностями, потому что главное ведь – не бизнес, и все, что они делают – делают для народа, создают рабочие места…

В мире есть консервативные общества, которые не хотят ничего особо менять, потому что и так у них все хорошо (к примеру, англичане); есть общества, находящиеся в плохом положении – они хотят изменить все, что только возможно. А вот у нас немного странная позиция: положение наше оставляет желать лучшего, мы убеждены, что «так не может долго продолжаться», и в то же время любую попытку что-то изменить принимаем в штыки, потому что к чему ни прикоснись – оказывается, это «национальная ценность». И ни у кого не возникает вопроса: ладно, если у нас так много национальных ценностей, то как же мы оказались в таком положении.

Армения двигается вперед с новой точки отсчета, и очевидно, что путь ее будет непростым. А путешественники обычно берут с собой в дорогу только самое необходимое. Это, конечно, не означает, что все остальное надо отбросить в сторону. Просто когда средства у государства ограничены, следует различать важное и второстепенное и направлять эти ограниченные средства на сохранение и развитие важного. Это, конечно, не обязательно должно означать, что все, что сейчас делается под именем «оптимизации» и «реформ», делается правильно. В конце концов, в Армении есть и настоящие национальные ценности (и их немало), и их действительно не только трогать нельзя – их необходимо развивать даже самыми скудными средствами. К примеру, армянские шахматы – действительно национальная ценность, они могут стать даже «национальным брендом» (как, скажем, факт, что Армения – первое христианское государство), следовательно, «оптимизацию» надо держать на расстоянии от этой сферы. А сферы, которые могли стать армянским «национальным брендом», но не стали (скажем, образование и наука, особенно точные науки), требуют радикальных реформ. Именно потому, что имели все предпосылки, чтобы стать национальными ценностями: потенциал был, но не использовался.

Откуда же такая путаница, почему значительная часть общества, являющаяся в целом сторонниками радикальных изменений, тем не менее, принимает любое отдельно взятое изменение неохотно, даже враждебно? Потому что, с одной стороны, работает активная антипропаганда, с другой – власти, по-видимому, недостаточно хорошо объясняют, зачем все это делается, плюс ко всему, нередко те, кто делает «все это», и сами плохо понимают смысл, либо им не хватает смелости, чтобы быть с обществом искренними до конца.

Ведь клейма борца с «национальными ценностями» боятся все. Даже те, кто ясно видит разницу между национальными ценностями и «национальными ценностями».

Տպել
930 դիտում

В правительстве продолжается обсуждение заявок бюджетного финансирования государственных ведомств

Левон Саркисян, известный как «Алрахаци Лёвик», хочет получить гражданство РФ. Адвокат

Судья по делу Кочаряна удалился принимать решение по ходатайству прокуроров

«Надо прекратить это». Кочарян возразил против отвода, заявленного судье

В армянской армии не должно быть самоубийств, надо стремиться к этому. Андраник Кочарян

ССС отклонила заявление адвоката Ваагна Арутюняна, связанное с его возвращением в Армению

Член Совета старейшин от ППА подарил Марутяну галстук: мэр решил передарить его шейхам и шейхиням

Прокуроры по делу Кочаряна заявили отвод судье Мхитару Папояну

Член Совета старейшин пришла на заседание с ребенком: их встретили аплодисментами

63 миллиона драмов от Микаела Варданяна – семьям погибших солдат из Тавуша

В ближайшие дни осадков не ожидается, в ряде областей потеплеет на 4-5 градусов

Парламент принял проект государственного бюджета на 2020 год

Плановые отключения электричества в Ереване и областях

На 09:00 в Армении есть закрытые и труднопроходимые автодороги

«Флеш Барсегу» предъявлено обвинение по делу о дизельном топливе

Не исключаем, что будут вменены более тяжкие преступления, и не только г-ну Саркисяну. Агаджанян

Протест студентов и цели кукловодов

Взрыв в доме на улице Ахпюр Серопа: жительница дома доставлена в больницу с ожогами руки

Премьер и члены правительства в парламенте: обсуждение бюджета на 2020 год возобновлено

Лорецян, доставленный вместе с ним водитель и председатель футбольного клуба задержаны