«Подводные камни» ЕАЭС: будем ждать следующего шума

При обсуждении негативных факторов, ожидаемых от ЕАЭС, в первую очередь, упоминаются те, которые оказывают прямое воздействие. Например, новые, более высокие таможенные пошлины, которыми будут облагаться товары, привозимые в Армению из третьих стран.

Таможенные пошлины действительно повысятся, они действительно приведут к определенному подорожанию товаров, но правительство представляет это так, что подорожание будет мизерным и большого влияния на общий показатель роста цен не окажет.

Может, и так. Более того, по всей вероятности, так и есть. Но есть косвенные факторы, которые могут оказать намного большее влияние на нашу экономическую систему, причем негативное влияние. Многие из этих косвенных факторов еще не проявились и в настоящее время, так сказать, имеют статус «подводных камней».

Например, проблемы, связанные с импортом продукции растительного происхождения в некоммерческих целях. Скажем, когда из Грузии, не являющейся членом ЕАЭС, привозишь мандарины или апельсины для домашнего потребления, и вес их превышает 5 килограммов, тебе нужна фитосанитарная справка на них. Теоретически ее можно иметь, практически – это исключено. Если ты поехал в Тбилиси по делам или на отдых, и на обратном пути купил на базаре 10 кило мандаринов, справку на них у продавца на рынке ты получить не сможешь.

Сейчас армянское общество обсуждает этой один отдельно взятый случай и будоражится. Но этот случай слишком мал, практически невидим в сравнении с ситуацией, которая нас ждет в будущем. Например, множество товаров, импортируемых на территорию ЕАЭС из третьих стран, должны маркироваться. Например, малый предприниматель из Армении, который привозит телевизоры разных видов и размеров из Дубая или откуда-то еще, добросовестно осуществляет растаможку и выставляет на продажу в своем магазине, больше не сможет этого делать, потому что в ЕАЭС можно импортировать не любой товар. Этот товар должен пройти соответствующую сертификацию. Например, японские телевизоры и немецкие пылесосы должны испытываться в лабораториях ЕАЭС, чтобы убедиться, что они безопасны. Если испытание пройдет успешно, будет сертификат, и товар будет маркирован. Но это стоит денег. У наших импортеров нет таких ресурсов, чтобы получать сертификат на каждый привезенный ими товар.

И наши импортеры вынужденно должны будут покупать только те товары, которые уже сертифицированы, скажем, российскими или казахскими крупными импортерами. Варианты «творить», выявлять новые товары, изучать рынки – отныне не для наших.

Но и это еще ничего. Как-нибудь выдержим. А вот эффект масштаба даже наши бизнесмены, считающиеся крупными, могут не выдержать. О чем речь? Если бизнесмен сегодня импортирует какой-нибудь товар из третьей страны и занимает, скажем, 20-30 процентов армянского рынка по данному товару, то вскоре он может потерять эти проценты. Дело в том, что если на одной таможенной территории, по сути, на одном рынке ты импортируешь 100 единиц товара Х, а кто-то другой импортирует 10 тысяч единиц того же товара, то себестоимость каждой единицы импортированного тобой товара Х намного выше себестоимости единицы того же товара, импортированного «кем-то другим». Следовательно, ты на данном рынке становишься неконкурентоспособен. Этим «кем-то другим» будет россиянин или казах,  потому что здесь ресурсов намного больше, масштабы намного больше, рынок намного больше… Конечно, в первое время наши импортеры станут партнерами «кого-то другого» и будут заниматься перепродажей импортированных ими товаров на армянском рынке. Но в дальнейшем эти «другие» создадут большой офис и склад, скажем, в Краснодаре и будут отправлять товар напрямую в наши магазины. Это приведет к сокращению рабочих мест, снижению внутренних налогов и т.п.

 Но и это еще ничего. Для нас, потребителей, маловажно, кто контролирует внутренний рынок – наш «национальный» олигарх или российский. Самая большая опасность нависает над производством. Все товары, которые возможно производить и в Армении, и в РФ, однозначно и неизбежно будут производиться в России. В Армении останутся только производства скоропортящихся продуктов питания, скажем, сметаны, мацони и мороженого. А еще коньяк и, надеемся, сигареты. Да, и еще медный концентрат.

Вокруг этих угроз большого шума пока не было. Но будет, когда наши цеха и производители начнут понемногу переводиться в южную Россию, где и газ дешевый, и электроэнергия, и сырье… С точки зрения производителя это будет крайне прагматичное решение. А вот последствия для нашей экономики, и без того граничащей с небытием, в настоящее время сложно представить. Представим, как придет время. Но нас опять убедят, что перед нами открылся 180-миллионный рынок.

Տպել
2584 դիտում

Потребую разъяснений от президентов Беларуси и Казахстана. Пашинян

РПА настаивает: Пашинян подстрекал беспорядки 1 марта. В обвинении об этом ни слова

Надеюсь, мы будем достойны героизма Роберта Абаджяна: Никол Пашинян

КПП Ларс и автодорога все еще закрыты. Есть опасность схода снежной лавины

Его Святейшество – от Бога. Шармазанов – о Гарегине Втором

Пашинян наградил солдат такими же армянскими часами, какие носит сам

Карен Саруханян отправил учеников гюмрийской школы номер 18 на каникулы

Давид Хажакян возглавит штаб «Светлой Армении»

Скандальные дебаты в НС: тема – ЛГБТ и Гарегин Второй

По инициативе Ucom и бизнес-школы IE состоялось мероприятие, посвященное проблеме больших данных

Забастовка в гюмрийской школе номер 18: нет отопления

Впервые Банк ВТБ (Армения) совместно с “Сил Иншуранс” запускает страхование предоплаты ипотечного кредитования

Международные структуры обеспокоены судьбой Карена Казаряна. Омбудсмен РА

Заседания НС проваливаются из-за отсутствия кворума. Закон о бюджете под угрозой срыва

В Мартуни активисты ГД перекрыли дорогу Ереван-Варденис-Мартакерт: протест против списка

КПП Ларс закрыт для всех видов транспорта, в Армении есть труднопроходимые дороги

У альянса «Мой шаг» нет девиза

Тарона Маркаряна сфотографировали в московском аэропорту «Шереметьево»

Суд отменил решение апелляционного суда. Роберт Кочарян отсутствовал при оглашении приговора

В суде рассматривается жалоба о мере пресечения в отношении Кочаряна. Он находится в суде