Директор Всеармянского банка Ваграм Нерсисянц получил зарплату в 1.5 миллионов долларов

Трансформация Всеармянского банка в инвестиционный фонд, по сути, означает, что эта структура будет ликвидирована. Как будет сформулирован этот процесс, не имеет значения, однако через какое-то время нам станет очевидно, что такой структуры больше нет.

С первого взгляда происшедшее – незначительное событие, деятельность прекратил банк с нулевым участием в нашей экономике, не имевший вкладчиков, так что и пострадавших вкладчиков нет. Единственным пострадавшим оказалось государство, вложившее в свое время в капитал банка около 20 миллионов долларов.

Однако низвержение Всеармянского банка, скорее, следует рассматривать в психологической или, так сказать, идеологической плоскости.

«Уже достигнуты договоренности с многочисленными крупными предпринимателями-армянами и международными организациями. Они ждут старта деятельности Всеармянского банка, чтобы внести свои объемные инвестиции и принять участие в реализации намеченных программ», - говорил около 7 лет назад председатель ЦБ РА Артур Джавадян, когда в НС обсуждался законопроект о создании этого банка.

Долго пришлось ждать «многочисленным крупным предпринимателям армянам». Объемных инвестиций они не внесли. Более того, не сделали вообще никаких инвестиций. Этому есть две основные причины. Прежде – о том, как управлялся банк. Исполнительный директор банка Ваграм Нерсисянц получил эту должность сразу после освобождения от должности советника Сержа Саргсяна. Он получал громадную по армянским меркам зарплату. По некоторым сведениям – около 20 тысяч долларов в месяц. Фактически только исполнительный директор банка за прошедшие 6 лет получил около 1.5 млн долларов.

Банк с персоналом, получающим такие зарплаты, мягко, очень мягко говоря, должен был быть активным на рынке, о нем должны были знать все, кто собирался начать бизнес, но по каким-то причинам не мог достать кредитные средства в коммерческих банках. За 6 лет своего существования банк распределил всего 5.5 миллиардов драмов. Это – результат 1-2-недельной деятельности обычного среднего коммерческого банка. Иначе говоря, банк и не собирался разворачивать оборотную деятельность, так сказать, потрясти экономики, что, по сути, было единственной целью его создания. Вместо того, он был тепленьким рабочим местом с высокими зарплатами, где не было никаких мотиваций для непрерывного творчества, поисков новых горизонтов. И то, что банк рано или поздно прекратит свою деятельность, было известно еще год назад, и в прессе были публикации об этом.

В качестве контраргумента Всеармянский банк может отметить, что ожидаемых инвестиций от Диаспоры не было получено, потому банк и не смог осуществить свои цели. Изначально было решено, что капитал банка должен составлять не менее 100 миллионов долларов – в 5 раз больше имеющегося. Почему «многочисленные крупные предприниматели-армяне» так и не внесли инвестиций? Ответ очень прост: по той же самой причине, по которой инвестиции практически не вносятся в нашу экономику. С этой точки зрения трансформация Всеармянского в инвестиционный фонд ничего не изменит. Прежде всего, по той причине, что на нем уже стоит клеймо бессмысленной, бездейственной и бесперспективной структуры. Но не только это. Причина сокрыта в содержании понятия «инвестиционный фонд». Если представить очень примитивно, то инвестиционный фонд работает так: привлекает суммы от людей или структур, имеющих деньги, однако не вкладывающих эти деньги в банки в надежде получения намного больших доходов. В то же время, не желающих вкладывать эти деньги в отдельные бизнесы, потому что сомневаются в рентабельности этих бизнесов.

Именно для того, чтобы «заставить работать» такие деньги, и существуют инвестиционные фонды, персонал и эксперты которого изучают рынок, выделяют бизнесы, в которые можно совершать инвестиции, включаются в эти бизнесы в качестве пайщиков, управляют и контролируют их и обеспечивают инспектора доходами. Для того, чтобы в Армении действовали инвестиционные фонды, прежде всего, инвесторы должны доверять этим фондам. Чтобы не оказалось, что руководители фонда раздали деньги бизнесам родных и близких либо работали с «откатами». А фонд, в свою очередь, должен быть уверен в прозрачности бизнеса, застрахован от «набегов» конкурирующих олигархов и чиновников, «юмора» судебной системы и т.п. Иначе говоря, низвержение Всеармянского банка неудивительно. Будет удивительно, если в той ситуации, в которой находится экономика РА, будет работать, и работать успешно, какой-либо инвестиционный фонд. Поэтому с Всеармянским банком, трансформированным в инвестиционный фонд, в скором времени будет покончено точно также, как и со всеми инвестиционными фондами, о создании которых было объявлено совсем недавно.

Տպել
1372 դիտում

Допрошен Тарон Маркарян, с него будет взыскано 1 млрд 800 млн драмов

Директор СНБ Артур Ванецян допрошен по делу о прослушке

Возбуждено уголовное дело против бывшего мэра Раздана Арама Даниеляна

Большие дебаты: в эфире Общественного телевидения встретятся кандидаты в мэры Еревана

На границе напряженная ситуация, почему молчит ОДКБ? Поясняет министр

Эрик Эсраилян и Джин Блок воздали дань памяти жертвам Геноцида армян

Показатель экономической активности за январь-август в Армении вырос на 7,7 процента

Абонеты Ucom насладятся более доступным тарифом в 5 драмов/МБ при роуминге в России

Это их дверь, хотят – бьют. Премьер – о поведении протестующих

Прочтите мою запись еще раз: министр – о своей отставке и неоправданных ожиданиях

Напряженная ситуация у здания правительства: премьер вышел к протестующим

Команда Пашиняна больше не связана прежними договоренностями

Президент Армен Саркисян посетил посольство Китая в Армении

Первый приговор ЕСПЧ по «1 марта»: первый шаг в лечении рака в системе правосудия РА

Акция у здания правительства: жители приграничного села требуют премьера

Валерий Осипян пришел на заседание правительства с подарками

Премьер Пашинян принял комиссара Совета Европы по правам человека

Ожидается дождь с грозой, усиление ветра, местами возможен град

Продолжит ли свою деятельность «Арагил», действовавший под патронажем Риты Саркисян

В Национальном центре по борьбе с туберкулезом новый директор